ГОРЧАКОВ ДМИТРИЙ ПЕТРОВИЧ

(1 янв. 1758 – 29 нояб. 1824), князь – рус. поэт-атеист. В 1776–80 и 1806–12 служил в армии; в 1813–16 – вице-губернатор в Костроме; затем жил в Москве. В 1793 Г. сотрудничал в журн. "Санкт-Петербургский Меркурий", возглавля-емом А. И. Клушиным и молодым И. А. Крыловым, пропагандировавшими передовые для своего времени взгляды. Член Российской академии (с 1807), участник "Бесед любителей русского слова" (с 1811). Г. известен в истории рус. лит-ры как писатель-сатирик и драматург, писавший преимущественно в духе классицизма. Г. увлекался идеями франц. просветительства, в молодости "слыл ярым вольтерьянцем" (см. предисловие к "Сочинениям князя Д. П. Горчакова", М., 1890, с. V). Обнаруженная в последнее время в ЦГИА СССР в Москве рукописная книга 18 в. "Библиотека здравого рассудка..." донесла до нас 6 атеистич. стихотворений Г., написанных в конце 18 в. ("Эпиграмма", "Письмо. Везде равно человек подвержен бедствиям природы", "Моя филозофия", "Моя исповедь при смерти", "Аллегория", "Ахти, любезный мой Шипов"), и атеистич. поэму "Вирсавия". Произведения снабжены примечаниями автора, к-рые показывают его полное согласие с материалистич. взглядами франц. просветителей. В одном из примечаний Г. писал, что "нет ни малейшего естественного доказательства" тому, "что мы будем жить после смерти". Поэма "Вирсавия" близка по атеистич. направленности и использованию библейского сюжета "Гавриилиаде" Пушкина, к-рый знал атеистич. стихи Г. (см. А. С. Пушкин, Полн. собр. соч., т. 10, 1958, с. 250). Соч.: Из неизданных атеистических произведений Д. П. Горчакова, в кн.: Вопросы истории религии и атеизма. Сб. статей, [т.] 7, М., 1959, с. 394–409. Лит.: Персиц M. M., Русский атеистический рукописный сборник конца XVIII – начала XIX вв., в кн.: Вопросы истории религии и атеизма. Сб. статей, [т.] 7, М., 1959; Брайловский С. Н., Из прошлого отечественной литературы, Воронеж, 1893. А. Голодко. Москва.

Смотреть больше слов в «Философской Энциклопедии»

ГОРЬКИЙ МАКСИМ →← ГОРТАРИ ЭЛИ

Смотреть что такое ГОРЧАКОВ ДМИТРИЙ ПЕТРОВИЧ в других словарях:

ГОРЧАКОВ ДМИТРИЙ ПЕТРОВИЧ

(князь) — сатирик (1758-1824), служил в военной службе, был ранен при штурме Измаила. При императоре Александре I занимал должности таврического губерн... смотреть

ГОРЧАКОВ ДМИТРИЙ ПЕТРОВИЧ

Горчаков Дмитрий Петрович [1 (12) I 1758, Костромская губ. – 29 XI (11 XII) 1824, Москва]. Принадлежал к небогатой костромской ветви старинного княжеского рода. В службу Г. был записан с 8 дек. 1768 вахмистром в Вятский карабинерный полк и уже в апр. 1769 участвовал во взятии Хотина в качестве адъютанта при <em>П. С. Гагарине</em> ; 15 авг. 1769 получил первый офицерский чин прапорщика. Он был также в Валахии (сражение под Силистрией, 1774) и при атаке Перекопской линии (1776); в 1776–1780 корпус Г. под командованием А. В. Суворова, его двоюродного дяди, находился на Кубани и в Крыму. 2 нояб. 1782 Г. в чине секунд-майора вышел в отставку и жил то в Москве, то в тульском и костромском имениях, где начал заниматься рационализацией хозяйства по примеру Вязем. имения своего друга Н. М. Голицына. Поставляя полотно в войска и оказавшись в дек. 1790 под Измаилом, Г. волонтером принял участие в штурме крепости, получил ранение и был награжден боевым знаком ордена св. Владимира 4-й степени. Это событие отражено в стихотворном «Послании к князю Д. П. Г., находившемуся при взятии града Измаила» <em>Н. П. Николева</em>, появившемся в «Новых ежемес. соч.» (1791, ч. 60, июнь). В 1793 Г. служил председателем Тульской верхн. расправы, но на постоянную службу он возвращается лишь при Александре I, сменив за короткое время несколько мест: псковский губернский прокурор (с 4 марта 1807), прокурор в Таврической губ. (июль 1807 – 22 сент. 1810; с 13 нояб. 1807 также исполнял должность смотрителя Симферопольского у. уч-ща). 1 мая 1811 Г. определяется в штат М-ва нар. просв. в Петербурге, но уже 27 авг., возобновив старые военные связи, переходит правителем канцелярии М. И. Голенищева-Кутузова в Дунайскую армию (ЦГИА, ф. 733, оп. 86, № 296). При расформировании канцелярии Г. оставался причисленным к Военному м-ву до назначения вице-губернатором в Кострому (8 апр. 1813); с 1815 исполнял обязанности губернатора. В 1816 Г. окончательно уходит в отставку и поселяется в Москве (формуляр 1814 г. – ЦГИА, ф. 1349, оп. 4, № 109, л. 18; дата рождения по формуляру – 1760 или 1761, – видимо, ошибочна).Г.получил хорошее домашнее образование, свободно владел фр. и нем. языками. О позднейшем интересе Г. к естественным наукам говорят восторженные и точные по существу характеристики Ж. Бюффона, Б. Франклина, К.-А. Гельвеция, Л. Эйлера, И. Ньютона, разбросанные по его произведениям. Это, однако, лишь подтверждает семейное предание о Г. как человеке увлекающемся, но не обладавшем «ни терпением, ни выносливостью», что отразилось и на его литературной биографии.Г. был по преимуществу поэтом-сатириком, и сочинения помогают обозначить его литературную среду. Дружеские послания Г. обращены к Д. И. Хвостову, Н. П. Николеву, Г. И. Шипову, <em>А. С. Хвостову</em>, как участник дружеского кружка упоминается <em>Ф. Г. Карин</em>, в нач. века, когда Г. сближается с А. С. Шишковым, к этим единомышленникам добавляются П. А. Кикин и <em>П. М. Карабанов</em>. Связь с николевским кружком определила литературные симпатии и антипатии Г. Из западных авторов он с особой симпатией упоминает Ж. Расина, Н. Буало, Вольтера; к числу лучших национальных поэтов Г. относит <em>М. В. Ломоносова</em> как автора од, <em>М. М. Хераскова</em> -эпика. («Гомер российский»), <em>Г. Р. Державина</em> -лирика, Н. П. Николева как драматурга и в легкой поэзии <em>Ю. А. Нелединского-Мелецкого</em> («Шольо и Буфлер наших стран»). Г. принимал деятельное участие в кружковых полемиках. Первые его эпиграммы свидетельствуют об интересе к театру и направлены против <em>Д. И. Фонвизина</em> («Недоросль», 1783), <em>Я. Б. Княжнина</em> («Дидона», 1785, и «Титове милосердие», 1786); особенно резко Г. выступил против комической оперы «Мельник – колдун, обманщик и сват» <em>А. О. Аблесимова</em>, соперника Николева в этом жанре. Кроме резкой эпиграммы на Аблесимова есть основание считать Г. автором «Оды похвальной автору “Мельника”» (1780; приписывалась <em>В</em>. <em>И</em>. <em>Лукину</em> ), осмеивавшей простонародность пьесы. Первые «Святки» (нач. 1780-х гг.) Г. (сатирический род фр. ноэля) содержали нападки на Фонвизина и, кроме того, на <em>В. В. Капниста</em>, <em>В. П. Колычева</em> и одописца <em>Н. Микулина</em>. Др. «Святки» (кон. 1780-х гг.), в которых выведены С. И. Шешковский, собирающийся арестовать Христа, Г. А. Потемкин с сонмом племянниц, А. А. Безбородко и др., явно отражают недовольство Г. фаворитизмом и полицейскими преследованиями последних лет царствования <em>Екатерины</em> <em>II</em>.В печати Г. впервые выступил в качестве автора комических опер, сочиненных для московской сцены: «Калиф на час» (пост. 21 мая 1784; изд. 1786), «Счастливая тоня» (пост. 14 янв. 1786) и «Баба-яга» (пост. 2 дек. 1786); сюжет двух первых заимствован из сказок «Тысячи и одной ночи». Основной, любовный сюжет Г. сочетает с сатирическими сценками, в которых участвуют подьячие, мещане, петиметры; бытовую интригу – со сказочной фантастикой. Музыку к операм писал М. Стабингер, и они долго не сходили со сцены. Известно также, что в сер. 1780-х гг. Г. работал над какой-то трагедией. Но из др. драматических опытов Г. на сцену попала только пятиактная комедия в стихах «Беспечный» (одобрена моск. цензурой 22 янв. 1798; пост. в Петербурге 22 нояб. 1799, рукопись – ЛГТБ), из которой лишь в 1828 был опубликован небольшой отрывок.Сотрудничество Г. в журналах XVIII в. было незначительным и случайным. Для первой книжки альманаха <em>Н. М. Карамзина</em> «Аониды» (1796) он предоставил пять стихотворений «легкого» содержания, в т. ч. шутливую «Оду к Г. И. Ш&amp;LT;ипову&amp;GT;» (перепечатывалась под загл. «Подагра»). Подобно Н. П. Николеву благожелательно относясь к <em>И. А. Крылову</em> та <em>А. И. Клушину</em>, Г. принял участие в «СПб. Меркурии» (1793, № 8–9), где под загл. «Сатира» поместил отрывок из обращенной к Николеву «Беседы 2-й» (ранее – Новые ежемес. соч., 1790, ч. 48, июнь); два стихотворения «К Темире» он скрыл под псевдонимом «20.4.3» (т. е. «К. Д. Г.»).Классическая сатира претерпела у Г. чисто внешние изменения, контаминировавшись с близкими жанрами сатирической «эпистолы» и дружеского послания. Г. более свободно использовал стихотворные размеры, отказываясь иногда от александрийского стиха в пользу разностопного ямба и даже хорея. В основе его творчества продолжала оставаться сатира «на порок», хотя временами Г. вводил в произведение даже автобиографические мотивы: жалобы на несправедливости по службе и пр. Современники, впрочем, склонны были видеть за значащими именами его персонажей намеки на конкретных лиц, что сам Г. неоднократно отрицал в примечаниях к своим стихотворениям. Независимо от этого, круг повторяющихся тем Г. не абстрактен, а довольно современен. Это падение семейственных нравов, продажность чиновников, пренебрежение дворян гражданскими обязанностями; резкие замечания Г. делал по адресу монахов и духовенства.Наиболее значительной из ранних сатир Г. был «Разговор. Он и Я» (ок. 1790; отрывки опубл. в 1827), в которой обличение общественных пороков завершается типичными горацианскими мотивами умеренности, поисков счастья в дружбе и уединении, характерными для истинного мудреца. Широкой известностью пользовалась сатира «Беспристрастный зритель нынешнего века» (ок. 1794; приписывалась также В. В. Капнисту, Д. И. Фонвизину, <em>И. И. Дмитриеву</em>, <em>Д. В. Ефимъеву</em> ), в краткой редакции появившаяся, видимо без ведома автора, в журнале «Минерва» (1806, ч. 2; подп. – «Вологда, Б-нъ»). В ней Г. касается, в частности, введенного Екатериной II дворянского самоуправления и, шире, вопроса о взаимосвязи между просвещением и нравами общества, приходя к пессимистическому выводу о невозможности переменить их ни законами, ни сатирой.К нач. XIX в., в эпоху упадка сатирических жанров, Г. оказался самым заметным из поэтов-сатириков, с репутацией «русского Ювенала», к литературным суждениям которого прислушивались в Москве. С. П. Жихарев вспоминал, что московский переводчик Ф. Н. Карцов отдавал на суд Ф. Г. Карина и Г. свои переводы из Буало и Вольтера. Вместе с друзьями по кружку Николева он оказался в числе противников Н. М. Карамзина и сентиментализма, хотя и сам отдал дань приглушенным вертерианским мотивам в повести «Пламир и Раида» (1796; имеются экз. с предсмертным посланием Пламира в стихах). Карамзина под именем Мирлифлоркина он несколько раз высмеивал в сатирах. К 1810 относятся два его эпиграмматических ответа на послание В. Л. Пушкина «К В. А. Жуковскому». Из них ясно, что Г. отрицал какое-либо серьезное значение по крайней мере поэзии Карамзина: «Ужли писатели столь нищие есть в свете, Что позавидовать могли Карамзину». Зато он активно сотрудничает в предшествовавшем созданию шишковской Беседы журнале «Друг просв.» (1804–1806), поместив в нем открыто говорящие о кружковой принадлежности автора дружеские послания к Н. П. Николеву, Д. И. Хвостову, М. А. Шишкову, С. Н. Долгорукому. С 1807 он участвует в организованных А. С. Шишковым дружеских литературных чтениях. 3 февр. 1807 здесь читалось его послание «К Честону. О клевете» (изв. лишь в отрывке), 1 мая 1808 – мелкие стихотворения, 28 нояб. 1810 – «Дифирамб о бессмертии души». 10 авг. 1807 Г. был избран в члены Рос. Академии на место покойного <em>М. Н. Муравьева</em>. В эти годы он, видимо, состоял членом масонской ложи <em>А. Ф. Лабзина</em> «Умирающий сфинкс» (1800–1815). При официальной организации Беседы любителей рус. слова (2 дек. 1810) он становится ее д. членом и в 1811–1812 присутствует на восьми заседаниях. Это не исключало некоторой доли иронии, с которой он относился к широким замыслам создателей «Беседы»: при обсуждении возможного назв. будущего литературного общества Г. заметил, что «Атеней» подошло бы, но если будут писать «Афиней», то выговаривать станут «ахинея». На заседаниях «Беседы» 28 февр. и 14 марта 1811 обсуждалось его стихотворение «Бессмертие», а 23 февр. 1812 в публичном заседании была прочитана «Беседа о суетности. К А. С. Хвостову» (опубл.: Чтения в Беседе любителей рус. слова, 1812, ч. 7). Там же появилась «Беседа об уединении. К А. С. Таранову» (1813, ч. 11).Стихотворение 1807 (с постскриптумом 1810) «Русский у подошвы Чатырдага» свидетельствует о сочувствии Г. консервативной оппозиции Александру I. Он поэтизирует здесь победоносные времена Екатерины II и мрачно предрекает конец «непрочному зданию» реформ, проводимых неопытными честолюбцами и наемными иностранцами. Сохранился анекдот о том, что стихотворение было запрещено к печати по личному настоянию министра полиции А. Д. Балашова. В наиболее известной из сатир, «Послании к князю С. Н. Долгорукову» (ок. 1807; отрывок опубл. в журн. «Улей» за 1811, ч. 2, № 7; в списках изв. также под загл. «Невероятные»), Г. затронул широко обсуждавшуюся тему воспитания, резко высказавшись против «полупросвещения», засилья иностранной моды в нравах и литературе, против пренебрежения ко всему русскому. Одновременно Г. проявил большую тревогу по поводу распространявшегося вместе с западными идеями вольномыслия: «Когда бы в юношах свободы вредна страсть К презренью не вела у них священну власть…». Ряд сентенций Г. – о «коцебятине» на театральной сцене, об измельчании литературы: «… в стране моей родной Журналов тысячи, а книги – ни одной» – прочно вошли в литературный обиход нач. века. Реминисценции из сатиры имеются в «Горе от ума» А. С. Грибоедова, в монологах Чацкого.На Отечественную войну Г. откликнулся «Стихами на изгнание неприятеля из России», посвященными М. И. Голенищеву-Кутузову (Сын отеч., 1813, № 15). В следующем году там же он поместил опровержение по поводу приписанной ему «Военной песни на баталию при Кульме у Теплица». Позднее имя Г. появляется в печати уже посмертно, когда в альманахе «Памятник отечественных муз» на 1827 и 1828 гг. Б. М. Федоров печатает ряд его стихотворений по спискам, полученным от Д. И. Хвостова.Преклонение перед Вольтером, антиклерикальные мотивы в сатирах и гедонистические – в «легких» стихотворениях, вольные «ноэли» еще при жизни создали Г. репутацию вольнодумца и атеиста, побуждавшую современников приписывать ему наиболее резкие из произведений «вольной» поэзии. Неопределенность авторства в произведениях рукописной традиции позволила А. С. Пушкину, когда в 1828 он пытался отречься от «Гавриилиады», объявить поэму сочинением Г., к тому времени только что скончавшегося. Из эротических интерпретаций религиозных сюжетов в настоящее время Г. приписывается стихотворение «Вирсавия».Общее значение Г.-сатирика выходило за рамки кружка литературных консерваторов. Известны похвальные отзывы о нем «арзамасцев». А. С. Пушкин в «Городке» (1815) отнес Г. к лучшим авторам, «презревшим печать». В «Парнасском адрес-календаре» А. Ф. Воейкова (1818–1822) Г. был пожалован «в петличку лавровый лист с надписью “За сатиры”», хотя их классическая форма воспринималась уже как устаревшая. Это подчеркнул в своих мемуарах С. П. Жихарев: «Немножко длинновато, и стихи идут попарно, вереницею, бьют в такт, как два молота о наковальню, но в них местами довольно силы и есть мысли – читать можно».Корпус произведений Г., не попавших при жизни в печать и распространявшихся в рукописи или напечатанных анонимно, до сих пор не установлен окончательно. Часть их – повести, поэмы – несомненно утрачена, т. к. автографы Г. сгорели при пожаре в имении; др., уцелевшая в списках под именем Г., нуждается в критической атрибуции. С достаточной убедительностью Г. приписывается перевод стихотворной сказки Ж. Лафонтена «Соловей» («Жила девица Катерина…»), некоторое время считавшейся одним из ранних пушкинских сочинений; более произвольно – значительное количество произведений из сборников сатирического содержания, в т. ч. «Бостон» (ок. 1804), сатира на учреждение министерств (авторство относили также к Г. Р. Державину, С. Н. Марину). В современную, наиболее авторитетную подборку стихотворений Г. попали принадлежащие П. А. Вяземскому «Святки» на Гос. совет и членов Беседы, а также эпиграммы О. П. Беляева. Спорные вопросы существуют и в отношении датировки произведений Г.Издание сочинений Г. (1890) научного значения не имеет.<span style="color: brown;">Лит.: Евгений – Снегирев. Словарь, т. 1 (1845); <em>Горчакова Е. С</em>. Предисл. – В кн.: Горчаков Д. П. Соч. М., 1890; <em>Пиксанов Н. К</em>. Кн. Д. П. Горчаков. – В кн.: Пушкин А. С. Полн. собр. соч. СПб., 1907, т. 1; <em>Западов А. В</em>. Д. И. Хвостов и его «Зап.». – В кн.: Лит. арх. М.; Л., 1955, т. 1; <em>Ермакова-Битнер Г. В</em>. Д. П. Горчаков. – В кн.: Поэты-сатирики (1959); <em>Персиц М. М</em>. Рус. атеистический рукоп. сб. кон. XVIII – нач. XIX в. – В кн.: Вопр. истории религии и атеизма. М., 1959, вып. 7.</span><div style="margin-left:20px"><em>В. П. Степанов</em></div><br>... смотреть

ГОРЧАКОВ ДМИТРИЙ ПЕТРОВИЧ

князь - сатирик (1758 - 1824). Получив хорошее домашнее воспитание, он вступил в военную службу, был адъютантом князя П.С. Гагарина , на Кубани обратил на себя внимание Суворова . В 1780 г. вышел в отставку в чине секунд-майора и занялся сельским хозяйством в Тульской губернии. Для сбыта заготовленного в его деревнях полотна Горчаков отправился к армии, где вновь встретился с Суворовым, вступил в строй и участвовал в штурме Измаила (1790). При Александре I Горчаков был таврическим губернским прокурором и правителем дел в молдавской армии, при главнокомандующем князе М.И. Голенищеве-Кутузове , с которым в 1812 г. возвратился в Петербург. В 1813 г. мы видим князя уже вице-губернатором в Костроме. В 1816 г. он вышел в отставку и последние годы жил в Москве. Горчаков слыл образованным человеком и вольтерьянцем, но, по-видимому, больше ценил в Вольтере драматурга, чем философа и политика; вольтерьянство не помешало ему встать в ряды охранителей-шишковистов. В 1807 г. он был избран членом Российской Академии, а в 1811 г. - членом беседы любителей русского слова. Впрочем, Горчаков сумел установить одинаково добрые отношения с людьми разных направлений. Его очень ценили Шишков и С.Т. Аксаков , примыкавший тогда к шишковистам, но также - и Карамзин ; арзамасец Воейков в своем *Парнасском Адрес-календаре* дал ему лестную характеристику. По словам биографа, Горчаков *не обладал ни терпением, ни выносливостью, увлекался то военной службой, то сельским хозяйством, два раза выходил в отставку и, несмотря на личную храбрость и несомненные достоинства, кончил свое служебное поприще в чине коллежского советника. Литературой он также занимался урывками, от опер переходил к сатирам, писал повести, поэмы, но весьма мало заботился о распространении своих произведений, большая часть которых и осталась неизданной, отчасти по его беспечности и равнодушию к литературной славе, отчасти потому, что в его стихах было много прямых и косвенных личностей*. Драматические произведения князя Горчакова, писанные еще в восьмидесятых годах XVIII в., исполнены по ложноклассическому шаблону. Достаточно перечислить несколько действующих там лиц: Пленира, Миловзор, Прелеста, Скопидом, Петиметр, Взяткин. По сумароковской традиции изобличаются кривосудье, взяточничество, крючкотворство, - иной раз не без ядовитости. Горчаков не одобрял сентиментализма и в стихах задевал *нового Стерна* - Карамзина. Однако он не избежал влияния новой литературы, и его *Российская повесть*, *Пламир и Раида* написана в духе *Страданий юного Вертера*. Из сочинений Горчакова наибольшим успехом пользовались его сатиры. Они широко распространялись среди тогдашних читателей и охотно списывались в заветные тетради-альбомы. В шишковистской *Беседе* князя Горчакова величали даже *нашим Ювеналом*. Нельзя сказать, чтобы его сатира была очень серьезна. Автор, изобличая недостатки и уродливости общественной жизни, не задается вопросом, что их создает и что могло бы их устранить. Не мудрствуя лукаво, Горчаков отмечает в своих сатирах: Что блеском золота дурак толпу слепит, Что по приданому лишь ценится невеста, Что ходит человек с способностью без места, А с покровительством - у должности глупец, Что деньгами достал ассессорство купец, Что Сусликов себе лишь в пунше зрит отраду. Кое-где в сатирах сквозит политический консерватизм, ревниво оберегающий старые устои и добрые шляхетские нравы. Но автор хорошо знал быт современного дворянского общества, искренно возмущался уродствами в общественном быту и злоупотреблениями судебными и иными, бывал способен к значительному подъему гражданского чувства и мог будить общественную мысль. В этом отношении следует отметить сатиру *Послание к князю С.Н. Долгорукову*. Написанная в начале XIX столетия, задолго до грибоедовской комедии, сатира напоминает монолог Чацкого *А судьи кто?*. Некоторое влияние сатиры Горчакова оказали на Пушкина -лицеиста. - Впервые произведения князя Горчакова были собраны его внучкой, княжной Еленой Горчаковой , в 1890 г.: *Сочинения Д.П. Горчакова* (М., 1890, VII+175 стр.). Но сюда не попали многие произведения Горчакова, печатавшиеся в старых журналах. - Ср. С.Н. Брайловский, *Библиографические Записки* (1892, вып. 3 - 4, ср. вып. 10); В.В. Каллаш , *Известия II Отделения Академии Наук* (1903, т. VIII, кн. 3, стр. 357 - 374); С.Н. Брайловский, *Литературный Вестник* (1904, кн. 7; ср. 1902, кн. 2); *Библиотека великих писателей* под ред. С.А. Венгерова . *Пушкин* (т. I, стр. 180 - 186, ст. Н.К. Пиксанова (здесь - полный список сочинений Горчакова). Н. К. П-в. См. также статьи: Горчаковы (княжеский род) ; Елена Павловна (Фредерика-Шарлотта-Мария) ; Россия, разд. История русской литературы (XVIII век и первая половина XIX века) .... смотреть

ГОРЧАКОВ ДМИТРИЙ ПЕТРОВИЧ

Горчаков, Дмитрий Петрович, князь - сатирик (1758 - 1824). Получив хорошее домашнее воспитание, он вступил в военную службу, был адъютантом князя П.С. Гагарина , на Кубани обратил на себя внимание Суворова . В 1780 г. вышел в отставку в чине секунд-майора и занялся сельским хозяйством в Тульской губернии. Для сбыта заготовленного в его деревнях полотна Горчаков отправился к армии, где вновь встретился с Суворовым, вступил в строй и участвовал в штурме Измаила (1790). При Александре I Горчаков был таврическим губернским прокурором и правителем дел в молдавской армии, при главнокомандующем князе М.И. Голенищеве-Кутузове , с которым в 1812 г. возвратился в Петербург. В 1813 г. мы видим князя уже вице-губернатором в Костроме. В 1816 г. он вышел в отставку и последние годы жил в Москве.Горчаков слыл образованным человеком и вольтерьянцем, но, по-видимому, больше ценил в Вольтере драматурга, чем философа и политика; вольтерьянство не помешало ему встать в ряды охранителей-шишковистов. В 1807 г. он был избран членом Российской Академии, а в 1811 г. - членом беседы любителей русского слова. Впрочем, Горчаков сумел установить одинаково добрые отношения с людьми разных направлений. Его очень ценили Шишков и С.Т. Аксаков , примыкавший тогда к шишковистам, но также - и Карамзин ; арзамасец Воейков в своем "Парнасском Адрес-календаре" дал ему лестную характеристику. По словам биографа, Горчаков "не обладал ни терпением, ни выносливостью, увлекался то военной службой, то сельским хозяйством, два раза выходил в отставку и, несмотря на личную храбрость и несомненные достоинства, кончил свое служебное поприще в чине коллежского советника. Литературой он также занимался урывками, от опер переходил к сатирам, писал повести, поэмы, но весьма мало заботился о распространении своих произведений, большая часть которых и осталась неизданной, отчасти по его беспечности и равнодушию к литературной славе, отчасти потому, что в его стихах было много прямых и косвенных личностей". Драматические произведения князя Горчакова, писанные еще в восьмидесятых годах XVIII в., исполнены по ложноклассическому шаблону. Достаточно перечислить несколько действующих там лиц: Пленира, Миловзор, Прелеста, Скопидом, Петиметр, Взяткин. По сумароковской традиции изобличаются кривосудье, взяточничество, крючкотворство, - иной раз не без ядовитости. Горчаков не одобрял сентиментализма и в стихах задевал "нового Стерна" - Карамзина. Однако он не избежал влияния новой литературы, и его "Российская повесть", "Пламир и Раида" написана в духе "Страданий юного Вертера". Из сочинений Горчакова наибольшим успехом пользовались его сатиры. Они широко распространялись среди тогдашних читателей и охотно списывались в заветные тетради-альбомы. В шишковистской "Беседе" князя Горчакова величали даже "нашим Ювеналом". Нельзя сказать, чтобы его сатира была очень серьезна. Автор, изобличая недостатки и уродливости общественной жизни, не задается вопросом, что их создает и что могло бы их устранить. Не мудрствуя лукаво, Горчаков отмечает в своих сатирах:<br>... смотреть

ГОРЧАКОВ ДМИТРИЙ ПЕТРОВИЧ

Горчаков, Дмитрий Петрович (1 янв. 1758 — 29 нояб. 1824) — сатирикПсевдонимы: К. Д. Г.; Н.; 20.4.3.Источники:• Масанов И.Ф. Словарь псевдонимов русски... смотреть

T: 195